Российско-турецкая экспедиция по северу Кемеровской области

В июле 2013 года состоялась наша, совместно доктором филологических наук Анкарского Университета Али Ылгыном, очередная экспедиция к тюркоговорящим народам Сибири. В этот раз нас интересовали калмаки — очень малочисленный тюркоязычный народ севера Кемеровской области.

Российско-турецкая экспедиция по северу Кемеровской области
Маршрут экспедиции. В красном прямугольнике — реальный.

Собственно говоря, я ее не планировал, она была спонтанная. Ранее, в 2011 г., с Али мы ездили к тофам, потом он сам ездил в Туву, на Алтай и тд. Когда он понял, что одному без русского языка трудно изучать тюркские языки народов Сибири, он поступил на курсы русского языка в Новосибирске. Перед отъездом домой решил приехать ко мне в Томск в гости и узнал, что недалеко живут калмаки.

Естественно он не мог упустить такую возможность и уговорил меня поучаствовать в таком приключении снова (а наша предыдущая экспедиция, состоявшаяся двумя годами ранее, в Тофаларию была настоящим приключением). Собственно говоря, меня уговаривать долго не пришлось. Терзали правда смутные сомнения по поводу дороги, в чем собственно и состояло приключение. Дело в том, что при расстоянии до ближайшей деревни с калмакским населением Юрты-Константиновы всего каких-то 60-70 км, нам нет нормальной. Но дорога в объезд 250-300. Короткий путь же пролегает через лес, проселки, поля, и пару речушек. А нашим транспортным средством был простой легковой автомобиль, хотя и с задатками внедорожника (полноприводный универсал).

Российско-турецкая экспедиция по северу Кемеровской области
Али шел в брод, проверяя дорогу для машины

В общем собрали вещи, запас воды и отправились в путь. Решили, что если не проедем, бросим машину и пойдем пешком. От Томска до Ярского неплохая асфальтовая дорога, а оттуда 9-10 км по полям и лесам можно добраться пешком.

Как оказалось после Ярского (последний населенный пункт Томской области в этом направлении) есть еще асфальт пару километров до каких-то баз отдыха. А вот потом начинается такое, чего я не совсем ожидал. Просто какие-то следы от колес проложенные по полям, причем явно машинами больше моей, т.к. трава между колеями от колес была выше днища моей машины и все время скребла по нему. Но, собственно, это было терпимо. Миновали несколько логов с довольно крутыми подъемами.

Брод

Но меня больше всего беспокоили речки, про которые в Томске все знатоки хором говорили, что их не проеду в брод. О них я предварительно прочитал на каком-то форуме велосипедистов. К нашей великой радости, через одну был проложен мост из подручных материалов — обрезок трубы, стволы деревьев, какие-то ветки. Я все надеялся, что это самая большая речка. Какова была моя досада, когда через пару километров мы подъехали к р.Осиновка, которая была шире предыдущей, бурлила как настоящая горная река.

Первой деревней за рекой была Усть-Осиновка, а еще через 1.5 км — Юрты-Константиновы. Нам повезло, первой встретившейся нам женщиной оказалась калмачка Рима. Она сославшись на занятость отправила нас в ближайшую семью калмаков, там мы познакомились и разговорились с Насимой, вскоре сделав свои дела пришла Рима, а затем и еще двое.

Российско-турецкая экспедиция по северу Кемеровской области
Деревенский музей

Женщины напоили нас чаем и крайне охотно рассказали историю села и родов, которые его населяли. По их словам, село возникло более 400 сот лет назад, когда здесь осели (собственно отсюда и калмак-оставаться)и поставили свои юрты кочевники с юга (по некоторым сведениям -телеуты и это еще предстоит нам выяснить из обработки сведений об языке), чуть позже к ним присоединились татары, с которыми разница в языке тогда была совсем незаметной и они приняли ислам. Есть сведения, что род Садыковых ведет свое начало от бухарских узбеков, а Лазаревых — от черкесов. Так или иначе возник особый самобытный народ.

Российско-турецкая экспедиция по северу Кемеровской области
Вход в музей

Женщины прекрасно помнят свой язык, рассказали о разнице между языком сибирских татар и калмакским. Собственно она заключается в лексике (например, в названиях животных, деревьев некоторых предметов быта) и в фонетике. Полученные нами материалы еще предстоит обработать, а пока это только предварительные выводы.

Надо сказать, что Али прекрасно мог обойтись и без меня как переводчика. Его турецкий и обширные познания в тюркских диалектах позволяли свободно общаться с местным населением. Иногда женщины поправляли его в произношении некоторых звуков, которые несколько отличаются от турецких. Например, глухой «к».

Через несколько лет после основания деревни калмаками, сюда пришли русские крестьяне из деревни Константиновка. Село долгое время было поделено на две части — калмакско-татарскую и русскую. Кладбища тоже были разные. Здесь была начальная, а затем и семилетняя школа с преподаванием на татарском языке. Но это продолжалось недолго.

Несмотря на то, что была суббота и музей был закрыт, специально для нас его открыли и показали интересные экспонаты, в том числе очень древний Коран, национальные костюмы, предметы домашнего обихода.

Российско-турецкая экспедиция по северу Кемеровской области
Экспонаты музея (утюг случайно попал)

Тут мы узнали еще об одной калмакской деревне Зимник (правильное и старое название «Кыштау») в Юргинском районе, куда и отправились из Томска на следующий день.

Из официальной информации, предоставленной в местной администрации:

Поселок Юрты-Константиновы представляет собой как бы две соединенные деревни: татарскую – «Юрты» и русскую – «Константиновку».
Русское население формировалось в деревне, начиная с середины XVIII века, татарское – с XVIII века, когда сюда на правый берег Томи с берегов р. Искитим переселилось несколько семей, которые осели рядом с русской деревней Константиновка.
Согласно архивным материалам, русская деревня Константинова Томского уезда была основана в 1616 году томскими посадскими людьми по фамилии Константиновы. В это время Юрты Константиновы относились к Телеутской управе Томского округа Томской губернии.
В 1904 году в селе уже была мечеть, а в доме, где сейчас живет Абау Садыкова, располагалась школа медресе.
Гражданская война пришла на эту землю зимой 1919 года, когда белая армия отступала из Томска. В годы нэпа деревня продолжала развиваться и сохранять свои традиции.
В 1930 г. в Юртах образовался колхоз середняков «Кызыл сабанчи» (Красный пахарь), в д. Константиновка – «Красный факел». В 1931 году эти колхозы объединились в один – «Кызыл – Шарэк» (Красный Восток). Первым председателем стал Гани Газизович Лазарев, председателем сельского Совета – Софа Мингалеевич Шарафутдинов.
В эти годы здесь было раскулачено 8 семей, в том числе и местный мулла Валиш Абдрашитов. В его двухэтажном доме после реконструкции открыли школу, которая просуществовала до постройки современной. Еще раньше начальная школа была на втором этаже дома Абау Садыковой, там, где до революции была медресе. После образования колхоза в деревне стало две школы – русская и татарская в доме Валиша, где преподавали татарский язык.
В 1930-е годы была закрыта мечеть, а в ней открыт клуб, который существовал до 1998 года. В честь 400-летия аула помещение бывшего детского сада отдано под национально-культурный центр.