Сепаратизм и курдский вопрос в Турции

Как и некоторые другие страны, Турция не избежала проблемы сепаратизма. Однако, чтобы объективно рассмотреть эту проблему с российской точки зрения, нужно избавиться от некоторых стереотипов, особенно тех, которые формировались в дореволюционный и советский периоды.

Первый из них был инициирован и культивированный царскими властями для оправдания захватнической политики России на Кавказе, когда империя формировала там плацдарм для дальнейшей экспансии в Малую Азию. Для выдавливания Турции с Кавказа применялись самые изощренные методы, в том числе и использование в качестве пятой колоны национальных меньшинств Турции христианского вероисповедания, гл. обр. армян. В результате отношение к армянам в Турции было испорчено, а от России армяне ничего хорошего не получили, Армения стала одной из беднейших колоний.

В советское время предлог спасения братьев в вере от «неверных» был заменен на политические лозунги, хотя цели оставались прежними — ослабить Турцию, захватить ее территорию, если не до Средиземного моря, то, по крайней мере, стратегические проливы Босфор и Дарданеллы. Для этой цели лучше всего подходили левые партии. В Турции главным союзником в борьбе с центральной властью под лозунгом национального освобождения и борьбой за социализм стала Курдская рабочая партия (КРП).

На самом деле, как и многие другие левые партии, под этим названием пряталась обычная преступная организация, с определенными целями — захват средств производства у законных владельцев для личного обогащения под вывеской народного (социалистического, государственного — на выбор) предприятия, по структуре во многом напоминающая аналогичное творение КГБ — Организацию освобождения Палестины. Правда отличалась она тем, что лидер КРП Абдуллa Оджалан, в отличии от Я.Арафата и собственного окружения, был романтиком-революционером и не имел такого состоянии как Я.Арафат. Тем не менее, СССР щедро снабжал КРП оружием, инструкторами и деньгами. В СССР и других странах социализма действовали военные лагеря по подготовке боевиков, надо сказать, до сих пор подавляющее большинство сильно поредевших боевиков владеет русским языком. Не брезговала КРП и производством и торговлей наркотиками.

Благодаря пропаганде, у российского обывателя создалось впечатление, что КРП единственная сила, выражающая интересы курдского народа, что курдам запрещено говорить на родном языке и т.д. На самом деле, конечно же, все гораздо сложнее и проще одновременно. Т.е. все не так, как нас учили думать в советское время.

Курды — многочисленный народ, проживающий на Ближнем Востоке и действительно не имеющий иной государственности, кроме автономии на севере Ирака. Однако, курды не однородны как по языку, так и по политическим пристрастиям. Например, североиракские курды не так страдают левизной и всегда были на острие борьбы с социалистическим режимом Саддама Хусейна, (хотя замечены в помощи КРП). В самой Турции вполне легально действует прокурдская демократическая партия, более правая, чем КРП. Есть и другие более мелкие партии с различными целями. Популярность же КРП можно объяснить только финансовой поддержкой СССР.

До не давнего времени в Турции не было средств массовой информации на курдском языке. Главная причина была в отсутствии единого литературного курдского языка. Каждая этническая группа на его роль навязывала свой диалект и без консенсуса среди курдов любое неосторожное решение турецких властей в пользу того или иного диалекта, могло спровоцировать внутрикурдский конфликт. Именно поэтому вопрос о вещании на курдском языке висел в воздухе долгое время. О неправомерности употребления понятия запрета курдского языка говорит тот факт, что некоторые курды в Турции не владеют турецким языком, вполне обходясь курдским.

В отличии от Иракского Курдистана, в Турции курды проживают не так компактно. Места компактного проживания на востоке Турции, курды делят с другими народами в основном с арабами. Поэтому предоставление автономии курдам в Турции поставило бы новый вопрос — как быть с арабами и другими народами, которые окажутся в границах новой автономии. Огромная часть курдов рассредоточена по территории всей Турции, главным образом это бизнесмены, для которых важнее единое экономическое пространство, чем амбиции некоторых политиков.

Словом, национальная политика турецких властей, несмотря на все проблемы, имевшие место ошибки, не устраивает только внешние силы, к сожалению, в числе которых традиционно оказывается Россия. В числе этих сил некоторые политические круги Армении, Сирии, Греции. Со стороны России здесь на лицо политика двойных стандартов — выступая против стремления некоторых народов Кавказа на самоопределение, Россия поддерживает сепаратистские настроения в Турции. Хотя ситуация в этих двух странах прямо противоположенная, как и методы применяемые для борьбы с сепаратизмом.

Во-первых, курды более интегрированы по религиозному и экономическим мотивам в турецкое общество. Их жизненный уклад не подвергался насильственному изменению, как это имело место на российском Кавказе, в результате революции и других событий.

Во-вторых борьба с сепаратизмом в Турции не имела такого политико-экономического характера, как в России, где все мероприятии служат для достижения явно политических и экономических целей. К счастью, это во время поняло мировое сообщество и, несмотря на некоторое недопонимание этой проблемы, осудило действия КПР.

В-третьих, борьба с сепаратистами в Турции создала минимальный ущерб населению.

После последней крупной операции турецкой армии против боевиков КРП, их разрозненные группы частично прекратили свою деятельность, частично ушли в горы. Жизнь в населенных пунктах попавших в зону военных действий наладилась. Нужно отметить профессионализм турецкой армии — после многолетних переговоров и перманентных отражений партизанских атак, она за несколько месяцев полномасштабной операции избавилась от проблемы, практически полностью.

А. Бочкарев